Место начала, место встречи – Минск!

Игорь Арыштаев
Прошли те времена, когда профессиональный бокс для Беларуси был явлением из области «непознанное, непонятное и идеологически ненужное». Теперь это одна из граней объективной реальности отечественного спорта. Тем не менее, до сих пор остаются в этой книге страницы, которые нужно время от времени открывать для любителей этого мужественного вида. Одна из них – связь  чемпионов мира в супертяжелом весе и их менеджеров с Минском.
Предвидя возможные критические усмешки и не растекаясь теорией по древу познания, сразу приступим к изложению реальных фактов. Начнем с одного из двух богов супертяжелой категории Виталия Кличко. Бессмысленно перечислять все его достижения – они потрясающи. А между тем, свою первую серьезную победу на ринге Виталий одержал в Минске в декабре 1989 года. Пусть тот  ринг был не боксерский, а кикбоксерский (речь идет о первом всесоюзном турнире по этой  спортивной дисциплине), но все-таки это очень родственные виды, где боксерская техника является одной из главнейших слагаемых успеха.
Надо сказать, что на тот момент времени Виталий недолго занимался собственно боксом. Однако его тренер, опытный украинский специалист Вадим Золотарев сумел поставить своему двухметровому подопечному неплохую базу. Судя по устным описаниям боев, в ней просматривались  элементы  того стиля, который много позже вознес Кличко старшего на вершину Олимпа – четкая работа на дистанции вкупе с убийственными прямыми ударами.
В кикбоксинге под флагом киевского клуба «Боевые перчатки» Виталий выступал до середины 90- годов. Кстати, с ним в это время в Киеве встречался один из основателей тайского бокса в Беларуси, руководитель минского клуба «Чинук» Андрей Гридин. После перехода на профессиональный ринг Виталий с братом Владимиром попали под тренерское опекунство известного немецкого специалиста Фрица Здунека. Между тем, с этим знаменитым тренером, благодаря методичной и кропотливой работе которого украинцы и стали звездами в «профи», очень хорошо лично знаком председатель Белорусской ассоциации профессионального бокса Эдуард Иосифович Дубовский. Именно благодаря его помощи автору этих слов удалось сделать телефонное интервью с украинскими знаменитостями осенью 2001 года. Очень хорошо помню слова, сказанные в финале материала Кличко-старшим : «Знаете, от посещения Минска у меня остались самые хорошие впечатления. Поэтому, если будет свободное время, обязательно вновь посетим ваш великолепный город». Что ж, таким гостям в Минске всегда рады.
Единственным боксером, которым по настоящему оказался сильнее Кличко, был британец Леннокс  Льюис (о проигрыше Крису Берду по причине травмы плеча говорить не будем). Сочинять сказки-байки о том, что великий мастер кожаной перчатки посещал столицу Беларуси (разумеется, инкогнито и для ограниченно-узкого числа приближенных-посвященных) не собираюсь. А вот то, что  с его менеджером Фрэнком Мэлоуни довелось общаться во время визита в Минск в 2003 могу сказать с гарантией. Беседа проходила в боксерском зале спортивного комплекса на улице Калиновского , который, между прочим, английскому гостю очень понравился. А что сказать о самом общении?. Сначала – ощущение встречи с пресловутыми английским высокомерием и снобизмом. Казалось, сама фраза «Правь, Британия, морями»  а также джингоисткие стихи Киплинга написаны  на лице Мэлоуни. Но… Как обманчива порой бывает внешность! Стоило только начать задавать англичанину вопросы по существу дела на его родном языке, прежняя холодность начала превращаться в ничто. Под занавес разговора Мэлоуни вообще разразился горячей тирадой про то, как важна искренность, честность, порядочность, ясное понимание цели  во всем, что связано с профессиональным боксом. Показалось, что все-таки это не являлось отговоркой  для красного словца. По словам Мэлоуни, его разрыв с Льюисом  оказался следствием непрофессионального отношения к делу Леннокса, вокруг которого, к тому же, образовался круг случайных друзей — доброжелателей, которых в реальности интересовали только деньги боксера. «Я его предупреждал в 2001 году, что нельзя так наплевательски готовиться к бою с Хасимом Рахманом в ЮАР. Куда там! Начал участвовать в каких-то шоу — мероприятиях, прибыл в Южную Афррику незадолго до поединка, возникли проблемы с акклиматизацией, уже в первых раундах начал как рыба хватать ртом воздух , итог — нокаут от Рахмана» — в этих слова Мэлоуни не было обиды на своего подопечного – просто холодная констатация фактов.
Не мог не поинтересоваться у Мэлоуни, как сошлись  его пути с Люисом. Выяснилось, что познакомил их брат Мэлоуни. Любопытно, что поначалу технический арсенал будущего профчемпиона разнообразием не блистал. «По сути дела, единственным по-настоящему грозным оружием Леннокса являлся прямой правой. Никакого апперкота, которым в 2000 году он нокаутировал великана Майкла Гранта не было и в помине. Поэтому тренерам, которых я нашел для Леннокса, пришлось взять за серьезную работу с моим подопечным» — рассказал Мэлоуни. Подтвердил он рассказы и о поразительной способности Льюиса отключаться от происходящего  непосредственно перед боем и его увлечении игрой в шахматы, опять же перед  поединком. В общем, после беседы с Фрэнком Мэлоуни мир профессиональных боксеров и менеджеров стал для вашего покорного слуги ближе и понятнее.
Конечно, нельзя не сказать о визите в Минск самого большого боксера современности Николая Валуева в июле 2003 года. Был он здесь не как турист, а провел рейтинговый поединок с солигорчанином Виталием Шкрабой. Дела тогда у российского гиганта шли не самым лучшим образом. Из-за непонятных интриг и манипуляций в российских и международных боксерских структурах более чем перспективный Валуев оказался вне десятки лучших супертяжей по версии WBA. Перспективы его дальнейшей карьеры отличались туманностью и неопределенностью. Тем не менее, Валуев – это есть Валуев. Белорусской ассоциации в целом, а четырехкратному олимпийскому чемпиону Виктору Сидяку в особенности пришлось приложить поистине титанические усилия, чтобы Валуев все-таки вышел на ринг Минского цирка. Но это того стоило. Мы увидели в действии боксера, который спустя каких-то два с половиной года стал сильнейшим по версии WBA а затем несколько раз отстаивал свой титул. Можно было сравнивать  живые впечатления с просмотром трансляций боев Валуева с  Холифилдом или Джоном Руисом и понимать – мы тоже где-то там присутствуем.
Сергей Ляхович только один раз насладился чемпионским триумфом, но и это успех в нашем спорте на века. А ведь путь Сергея к этому выдающемуся достижению начался не в Москве, Санкт-Петербурге или даже родном Витебске. Дело было в Минске в декабре 1998 года, когда на ринге клуба «Реактор»  Ляхович уже  в первом раунде заставил капитулировать опытного Игоря Шарапова.  В Америку Сергей уехал с рекомендацией от Белорусской ассоциации профессионального бокса. Это он подтвердил в 2002 году в телефонном интервью автору этих строк. Разумеется, в США эта рекомендация – всего лишь бумага, но факт есть факт.
Достаточно долгое время с нашей ассоциацией сотрудничал известный американский менеджер, эмигрант из СССР Вячеслав Трунов. Наиболее известным его супертяжелым подопечным был Олег Маскаев.  Обидчика Леннокса Льюиса Хасима Рахмана Маскаев просто напросто  выбросил с ринга мощным ударом. До заветного боя за чемпионский пояс оставалось всего ничего, но… Олег проигрывает несколько боев нокаутом и оказывается на задворках цивилизации супертяжелой категории. Разрыв между Труновым и Маскаевым не заставил себя долго ждать. Потом Маскаев, уже с новым менеджером все-таки станет чемпионом мира, но долго удержаться на этом троне не сумеет.
Победитель международного турнира на Кубе Минчанин Андрей Копылов тоже мог бы претендовать на лавры Маскаева. Ведь именно на него делалась ставка Вячеславом Труновым и его компаньоном, легендарным американским менеджером Биллом Кайтоном, который работал со многими знаменитостями американского профессионального ринга. Одно имя Майк Тайсон чего стоит. Между прочим, Копылов жил и тренировался в том же городе, что и железный Майк – Кэтскилл, с ним работал один из тренеров Тайсона – Кэвин Руни, на подготовку Кэйтоном и Труновым было потрачено около 100 тысяч долларов. Поначалу в спаррингах белорус не уступал самому Маскаеву.  Увы, надолго Андрея не хватило, но эта уже отдельная история.
Возвращаясь непосредственно к Вячеславу Трунову, хочется сказать, что в свое время он действительно обладал весом в мире профессионального бокса. В его доме в Майами часто собирались известные личности этой сферы. Отлично помню, как однажды по телефону он мне сказал: «Сегодня ко мне придут на ужин менеджер Боб Арум и бывший чемпион мира в супертяжелой категории 80-х годов Тревор Бербик (именно  нокаутировав  Бербика в ноябре 1986 года свой первый чемпионский титул завоевал Майк Тайсон – Прим авт.). Во время визитов в Минск Трунова беседы с ним становились настоящим кладезем информации, в том числе и для  для так называемого служебного пользования. Его рассказы о действующих звездах, иконах прошлого, махинациях великого плута Дона Кинга действительно были дверями в новое восприятие реальности профессионального ринга. В то же время идеализировать его не стану. Когда надо, он мог быть жестким и холодным. Помню, как в одном телефонном разговоре он обрушился на меня с чуть ли не угрозами в ответ на просьбу организовать интервью с его тогда уже бывшим подопечным Маскаевым. Впрочем, ни тогда, ни сейчас обиды по этому поводу нет. Мир профессионального бокса – не место для слабых, а таковым Вячеславом Трунов не был. И положительных  эмоций от общения с ним у меня значительно больше.
Такие они, чемпионы и менеджеры супертяжелого веса, бывавшие в Минске. Для кого-то он стал местом начала, для кого-то местом встречи.  Одного, думается, здесь быть не может – худого слова о столице нашей страны. А это не так уж мало.