БОКСЕРЫ НЕ ДАЮТ СДАЧИ

№18 (435) 10 мая 2004 г. Радости жизни
БОКСЕРЫ НЕ ДАЮТ СДАЧИ
10.05.2004
Марина ГУЛЯЕВА
взято с http://www.belgazeta.by
№ 18 [435] от 10.05.04 — «Безе! Еще безе!» — слово, которое требовательно и настойчиво выкрикивал мужской голос, было очень похоже на название пирожного. Хотя при чем здесь «безе»? Не в кондитерской же сидим, на боксерском поединке. Но единственное знакомое слово обрадовало, вдобавок вокруг все что-то кричали. И, подчиняясь этому новому для себя порыву, я тоже попыталась крикнуть «Безе!». Правда, получилось не так убедительно. Когда мой сосед все также настойчиво, сопровождая свои слова энергичными жестами, добавил «без замаха!», стало яснее, чего он хотел, но ненамного. На минувшей неделе произошло редкое событие — чемпионат страны по боксу, организованный Белорусской ассоциацией профессионального бокса. Последний раз подобный турнир ассоциация проводила в июле прошлого года.
Первыми на ринг вышли любители — боксеры весом до 36 кг в возрасте 12-14 лет. Шлем и перчатки придают каждому из них немного взрослой внушительности, но выглядят подростки скорее забавно, чем грозно. А вот бьют наверняка уже по-взрослому. Хотя какая разница: удар в челюсть — не возрастная категория… И все-таки — им больно?.. В этот момент рефери, который оценивает ход боя, глядя на него сверху вниз, разводит маленьких боксеров. В первом любительском поединке победила дружба. Лиц мальчишек за шлемами не видно, но оба точно расстроились.
А ему больно?.. Вот этому, уже профессиональному боксеру: нос разбит до крови, спина покрыта красными пятнами, как будто от чрезмерной застенчивости. Но это явно не тот случай. Удар, еще удар, с мест кричат то ли «Дыши, Виталик!», то ли «Души, Виталик!». После ожесточенных ударов два боксера вдруг затихают и как будто бы повисают друг у друга в объятиях, что кажется странным после взаимного избиения. На профессиональном языке это называется «вязать». Так боксеры отдыхают. И потом опять — «поджимай!», «зажимай!», «левой!», «правой!».
В итоге звание чемпиона Беларуси в профессиональном поединке получил минский боксер Александр Шнип. Председатель Белорусской ассоциации профессионального бокса, мастер спорта международного класса, многократный победитель международных турниров Эдуард Дубовский хотел бы проводить такие поединки раз в месяц, но сетует на отсутствие денег, рекламы, заинтересованности телевидения. На то, что белорусские профессиональные боксеры «задыхаются без боев». А когда поединки случаются, получают ничтожные гонорары. Какие-то $50 и впрямь жалко выглядят на фоне многотысячных сумм, зарабатываемых спортсменами даже в ближнем зарубежье. Он говорит, что ему нужен всего один миллион долларов, и тогда всего через несколько лет у нас появятся боксеры уровня братьев Кличко. Они будут не работать на трех работах, чтобы как-то прожить, а заниматься своим профессиональным делом. А потом разбогатеют. Пусть не так, как легендарный чемпион мира в тяжелом весе Мухаммед Али, но чтобы к старости хватило денег на лечение всяких профессиональных болячек.
Эдуард Дубовский рассказывает, как однажды к его машине, на которой написано «профессиональный бокс», подошла незнакомая старушка и спросила: «Можно вас на секундочку?» «Да-да, конечно», — ответил ничего не подозревающий Дубовский. «Все боксеры сумасшедшие!» — заявила старушка, развернулась и ушла. Он и на мое, очевидно, уже привычное замечание-вопрос, почему среди боксеров почти нет интеллектуалов, только ухмыльнулся: «Доказывать, что ты умный, это значит умничать. А я не собираюсь этим заниматься и никого не намерен переубеждать». Но все-таки что происходит с человеком, которого бьют по голове? И не один год? И который сам делает то же самое? Чему еще может научить бокс, кроме насилия и жестокости? Об этом обозреватель «Белорусской газеты» беседовала с Эдуардом ДУБОВСКИМ.
— Недавно произошел случай. Мои боксеры готовятся делать пробежку. Подходит абсолютно пьяный человек и начинает цепляться ко мне. Я не тронул его, и никто из моих ребят не дернулся, за что я потом каждому пожал руку — молодцы, проявили выдержку и терпение. Хотя лет десять назад я бы нокаутировал задиру, причем с большим удовольствием. Кажется, в 1995г. проходил международный юношеский турнир по боксу. Открывая поединок, я сказал: «Ребята, вы должны экономить свою злость и не проявлять ее ни на улице, ни в трамвае. Только здесь, на ринге». А после меня вышел священник и сказал: хорошо, мол, говорил Дубовский, но все-таки он ошибается. Злости не должно быть вообще. И я вдруг понял, что он прав. Я перестал быть злым.
Вы спрашиваете, чему учит бокс. Бокс прежде всего учит благородству. Я лично против нокаута. Сильный боксер не должен доводить дела до нокаута. Если ты видишь, что твой противник слабый и нужно только замахнуться, чтобы он упал, этого делать не стоит. Такому нокауту публика никогда не будет аплодировать стоя. А в жизни… Я всегда говорю своим боксерам: если тебя оскорбили, ты должен извиниться — в этом твоя сила. Слабость — это когда на обидчика бросаются с кулаками. Я как-то на своих «Жигулях» подрезал иномарку, выскакивает из нее бритый мужик и — на меня… Я объяснил ему, почему так получилось, и сказал, что он был не прав, причислив меня к сексуальным меньшинствам. Так, слово за слово, проговорили около часа. А когда он узнал, что я боксер, вообще зауважал: мол, ты ж меня мог порвать…
— А вы могли бы?
— Конечно. Без вопросов. Но я не злой, понимаете. Как-то шел возле гостиницы «Минск», подходит мужик и вдруг бьет меня по ноге. Я посмотрел вокруг — никого. Если ответить ему, упадет и никто не увидит. Но я не сделал этого. Я сказал: «Извините…» Он ответил: «Смотри у меня…» И пошел. И я считаю, что я прав. Хотя меня упрекают. Мол, если вот таким, как этот мужик, не давать сдачи, они останутся безнаказанными и потом с другим поступят так же.
— Но ведь иногда против лома должен же быть прием!
— Не надо злиться. Драка отнимает не только большое количество нервов и эмоций, но и, как я говорю своим пацанам, отнимает твою жизнь. И потом, каждый должен заниматься своим делом. Я не какое-то очистное сооружение, чтобы очищать общество от таких людей. Да, мне когда-то даже нравилось «лечить» людей, но… зачем? Ведь в этом одни минусы. В жизни — как в боксе: поднял локоть — открыл печень. Совершил одну ошибку — и проиграл. Люди часто говорят, что переживают полосу неудач. Чушь собачья! Допущена всего одна ошибка, которая приводит к тому, что рушится вся пирамида. Но главная причина всех ошибок — в злости. Она не сделает счастливым ни тебя, ни людей вокруг. Что хорошего в том, что я приду домой, устрою скандал — меня же разозлили какие-то сволочи? «Сильный должен быть добрым» — это девиз нашего международного юношеского турнира, который мы когда-то проводили, а потом перестали. Но, ничего, возобновим.
— Вам не кажется, что сейчас не самая подходящая эпоха для того, чтобы быть добрым? Выживает сильнейший, и отнюдь не потому, что он добр.
— Да замечательное время, милая! Чем оно вам не нравится? Вы знаете, как я понял, что такое счастье? Я стал счастливым человеком в 1995г., случайно. Лежу на острове Маргарита в Венесуэле…
— Извините, но дальше можно не продолжать…
— И все-таки я продолжу. Ноябрь, золотой песок, голубое-голубое небо, летают разноцветные попугаи — просто рай! И вдруг я ловлю себя на мысли, что тоскую по родине. Клянусь! Пляж отеля «Хилтон», полный пансион, а я не могу понять — где счастье? И я говорю себе: слушай, Эдя, если тебе не хватает ума и все извилины отшибло боксом, то дома тебе не будет хватать таких островов, а на островах — дома. Хочешь быть счастливым — будь им! Мудрейшие слова: хочешь — будь! И еще: если не можешь изменить ситуацию, измени свое отношение к ней. Человек должен быть счастливым там, где он есть.
— И вы счастливы сегодня? Миллиона-то все равно нет…
— Я всегда слишком многого хочу. Но я доволен тем, что у меня есть сегодня! Я и ребятам своим говорю: «Неудобства закаляют! Если б ты не вкалывал целый день, а потом не тренировался по вечерам, то не выиграл бы этот бой». А миллион… Будет когда-нибудь миллион.