Наши бои

Бой за титул союзного государства России и Белорусии в супертяжелом весе . Рейтинговые бои. Belarusian state circus
Белорусский государственный цирк 18 июля 2003

Праздник по имени Валуев
Игорь АРЫШТАЕВ
«Ну, братка, здорово» —  шутливое приветствие Николая Валуева своему предполагаемому брату по разуму в лице снежного человека во время недавнего визита бывшего чемпиона мира в один из медвежьих уголков Сибири выглядело весьма симптоматичным и характерным. Ведь именно в связи с загадочным существом, до сих пор в разных уголках земли продолжающим будоражить умы человечества, ассоциировали и продолжают ассоциировать образ российского гиганта
Не стали здесь исключением и минские журналисты, собравшиеся в июле 2003 года в минском цирке на пресс-конференцию Валуева, прибывшего в столицу Беларуси для проведения рейтингового боя с солигорчанином Виталием Шкрабой. Не скажу, что все отличились в этом деле, но все же слышались с журналистского поля колкие слова вполголоса, по тональности о ледниковом периоде, йети и звериных шкурах. Что поделать, такова естественная физиологически-вербальная реакция на колоссоподобные габариты россиянина. А что уж тогда говорить о взятии непосредственно интервью? Вид у одного моего коллеги, взвалившего на себя такую ношу, был как у хрестоматийного-зачарованного кролика, попавшего под гипноз удава Валуева с его тяжелым, немигающим взглядом. Воистину, ноги прилипают к земле  и становятся пухово-ватными. И здесь опять скажу стандартнейше-затертую фразу – как обманчива бывает внешность!  И во время пресс-конференции, и после его окончания, когда в течении 20 минут довелось пообщаться с Валуевым ледниковые периоды, снежные люди с их кошмарной внешностью и обязательным пожиранием сырого мяса уходили на задний план как нелепые побасенки и небылицы. Появлялся же перед вашим покорным слугой умный, образованный человек из числа тех, кого называют питерскими интеллигентами. Бросайте в меня сейчас камни, скептики и критики, но для меня тогда (и сейчас) это было именно так. Переход из каменного века в серебряный век русской культуры начала 20 века проходил естественно и органично. Валуев не читал стихов Блока и Бальмонта, не цитировал Мережковского, Ильина, Лосева и Флоренского, но в его рассуждениях-ответах неуловимо-зыбко присутствовала невидимая связь с теми далеко-славными культурными временами.
Визит Валуева вообще оставил впечатление праздника, у которого было много лиц. Наставник Николая Манвел Габриэлян явно олицетворял юмористическое начало. Его ответы на журналисткие расспросы. «Скажите, какие секреты у вас есть при подготовке боксера таких кондиций – «Секреты? Канечно, есть! Только я тебе их, дарагой, нэ скажу. «За  сколько Николай пробегает стометровку? – За минуту. «Так ведь это много?» — «Да? Падажди, забыл. Мы время то засекаем, то не засекаем!». Через несколько лет все русскоязычные поклонники профессионального бокса сумели оценить запал красноречия Габриэляна во время поединка Валуев – Руслан Чагаев, когда эмоциональный армянский тренер то называл узбека Чагаева чукчей, то взывал к совести подопечного следующим способом: «Коля, б…, ты боксировать будешь или нет? Если нет, сейчас дам по голова бутылкой и уйду н…
Виталий Шкраба придал празднику соответствующую остроту бескомпромиссного соперничества. Между прочим, это было их второе с Валуевым рандеву в квадрате ринга. Первое произошло в марте 2001 года в Москве. Бой в четвертом раунде остановили за явным преимуществом Валуева, но местные зрители подобное встретили в штыки и требовали продолжения. Через два года Шкраба-файтер, охотно идущий на размен ударами, откровенно приятно удивил. Работа ног, передвижения были у него на загляденье. Кружась вокруг Валуева, работая с дистанции прямыми ударами, Шкраба вполне мог записать в себе актив стартовую трехминутку. Увы, от манеры, нарабатываемой годами, ставшей инстинктом и рефлексом, не уйдешь. Постепенно Шкраба стал сдавать в передвижениях, а в обмене ударами перевес предсказуемо улыбался Валуеву. В четвертом раунде после бомбардировки мощнейшими ударами угол Шкрабы выбросил белое полотенце, которое вовсе не было знаком позора Виталия. Он только в открытой борьбе уступил будущему неоднократному чемпиону мира, а это чего-то да стоит.
Потрясающая все-таки атмосфера была после окончания поединка в Минском цирке! Все понимали, что увидели что-то большое, неординарное и чудесное. Многие подходили к Валуеву, здоровались, поздравляли, хотели взять автограф, сфотографироваться. Николай как мог отвечал со своей стороны. Возможно, помимо всего-прочего (того же обязательного финансового аспекта со знаком плюс) и надо организовывать подобного рода соревнования  в не особенно избалованной такими зрелищами Беларуси. По моему мнению, турнир с участием Валуева (программа включала еще несколько интересных боев) является, по меньшей мере, одним из лучших в истории отечественного профессионального бокса. За что еще раз огромное спасибо Белорусской ассоциации профессионального бокса и ее председателю Эдуарду Дубовскому. Их праздник  по имени Валуев вполне удался.